Блог

Глава вторая и третья

Глава 2

Сестринские распри

Школа закончилась во втором часу дня. Дина и Ник вышли на крыльцо вместе. Дина с облегчением вдохнула свежий осенний воздух и сбежала с крыльца. Ник спустился следом. На нём было тонкое светло-зелёное пальто и тёмный шарф в узкую жёлтую полоску. Дина подцепила носком кед первый упавший листок и подбросила его в воздух.

— Тебе куда? – спросила она, оглянувшись к новоприобретённому другу.

— Туда, — Ник кивнул на улицу.

— И мне туда, — Дина улыбнулась.

— Мама будет плакать, — устало заметил Ник, на ходу поправляя растрепавшиеся волосы. – Она всегда плачет, когда я прихожу домой после драки. Даже не ругает за порванную рубашку, зато отец…

— Правда? – удивилась Дина. – Моя мама никогда не плачет по этому поводу…

— У тебя есть братья или сёстры? – поинтересовался Ник.

— Пять сестёр, — хмыкнула Дина.

— Значит, ты ещё никогда не дралась так, чтобы расстроить её до слёз, — заметил Ник.

— Дралась, — вздохнула Дина. – Один раз синяк весь глаз закрыл…

— Ужас, — оценил Ник. – Слушай, у тебя ничего нет пожевать?

— Есть, — Дина скинула с плеча рюкзак. – Я всегда беру с собой бутерброд. Ведь никогда не знаешь, чем накормят в столовке.

— Хорошая идея, — согласился Ник. – А то сегодня какая-то гадость была.

— Всего лишь запеканка. Самая вкусная еда в нашей школе, кстати говоря, остальное только хуже, — заявила Дина, протянув ему домашний бутерброд, завёрнутый в фольгу.

— Спасибо, — Ник взял его и развернул. – Я не смог съесть эту вашу запеканку. Она мерзкая.

Он разломил бутерброд на две части и половинку протянул Дине. Они шли и жевали бутерброд, и Дине было хорошо, потому что едва ли не впервые она шла с другом. Ник выглядел кошмарно после драки, особенно удручала закапанная кровью рубашка и разбитые губы.

— Как так получилось, что ты стоял к партам спиной и прилетел на них лицом? – спросила Дина осторожно.

— А, Дима ударил меня в плечо, меня развернуло, — пояснил Ник, стряхивая с ладоней крошки.

— И ты ещё называешь его по имени? – изумилась Дина. – После всех оскорблений, какие он тебе нанёс?! Я уже давно называю его не иначе, как Тюлень!

— Он оскорбил меня, но я не хочу быть на него похожим, — заявил Ник, гордо распрямляя плечи. – Он не первый, кто поступил так, и думаю, не последний. Ведь я рыжий.

Он тряхнул волосами, и Дина подумала, что быть рыжим, действительно, нелёгкая задача. Они прошли несколько кварталов, свернули, ещё и ещё раз свернули. Дина вышла на знакомую улицу на окраине города, где была разбитая дорога, а по сторонам от неё ютились большие и старые деревянные дома.

— Мой дом в конце этой улицы, — сказала девочка, немного удивлённая тем, что Ник до сих пор идёт вместе с ней и не говорит о том, где он живёт.

— Правда? Вот забавно, мой вон тот, с голубыми наличниками, — заметил Ник. – Так значит, мы соседи.

— Вы давно там живёте? Мне казалось, что ещё вчера этот дом пустовал! Он уже много-много лет стоит без хозяев, — вспомнила Дина.

— Нет, мы приехали сюда вчера вечером. У нас мало вещей с собой, так что вы могли просто не заметить нашего появления, — пояснил Ник.

— Там можно жить? – осведомилась Дина, скривив губы. – Мне казалось, это такой старый дом…

— Относительно старый. Там много паутины и пыли и полы подгнившие, но мы здесь ненадолго, — сказал Ник.

— Да? – Дина взволнованно на него посмотрела. – На сколько?

— Не знаю точно. Может быть на месяц, может, больше, — вздохнул Ник.

— А куда вы потом?

— Наверное, в Москву, — сказал Ник. – Или в Санкт-Петербург. Отец ищет работу.

— А-а, — протянула Дина расстроенно.

— Ты не переживай, ведь я не сейчас уезжаю, — воскликнул Ник. Дина тряхнула головой, отгоняя от себя обиду и тоску.

— Ты спрашивал про моих родственников, а у тебя есть братья? Или сёстры? – спросила она, чтобы сменить тему.

— Да, три сестры, — отозвался Ник. – Одна меня старше, две другие младше.

— Ты с ними дерёшься? – поинтересовалась Дина.

— Ну, вообще-то иногда дерусь, — признался Ник. – Самая младшая у нас совсем крохотная, ей всего три года. Другая на год меня младше, и вот с ней мы постоянно препираемся. А третья моя сестра уже взрослая, ей уже почти тридцать лет, и с ней как-то не очень драться…

— Да уж, забавно, — усмехнулась Дина. – А у нас у всех разница в один год, поэтому я дерусь практически со всеми.

— Моя мама уверяет, что когда мы вырастем, мы не будем так цапаться, — заметил Ник. – Хотя я не уверен, как такое может произойти…

Дина засмеялась. Потом она задумалась: Нику двенадцать лет, его младшей сестре три, а старшей почти тридцать, тогда сколько же лет его маме? Удивительно, как такое может быть.

У калитки старого дома с голубыми наличниками стояла невысокая рыжеволосая девочка, женственность в которой выдавала лишь голубая юбка до колен. У неё было узкое, треугольное лицо, густо усыпанное тёмными веснушками, пышные курчавые огненные волосы и большие, озорно и цепко глядящие прямо из-под низких треугольных бровей зелёные глаза. Заметив Ника, девочка выскользнула на дорогу и пошла ему на встречу.

— Динка, знакомься, это моя сестра Финна, — представил Ник, улыбаясь.

— Очень приятно, Финна, — Дина протянула ей руку. – Я Дина.

— Привет, — довольно низким для девочки голосом сказала Финна пожала её ладонь сильной веснушчатой рукой.

— У неё сегодня День Рождения, — сказал Ник, кивнув на сестру. – А я как всегда ещё не запаковал твой подарок!

— Ты опять завернёшь его в полотенце?! – возмутилась Финна.

— Нет, — Ник скрестил на груди руки.

— Зачем ты порвал рубашку? – с укоризной спросила Финна.

— Для красоты! – обронил Ник.

— Ну и вкус у тебя, — хмыкнула Финна. – Пошли давай, мама уже на стол накрывает.

— Очень хорошо, беги, я сейчас иду, — сказал Ник. Финна фыркнула, отвернулась и зашагала к дому.

— Хочешь завтра вместе в школу пойти? – предложил Ник.

— Пойдём, — согласилась Дина.

— Здорово… Ну, пока, — сказал Ник и, помахав рукой, побежал к калитке. Дина проводила его взглядом и обернулась к своему дому. Обычный двухэтажный деревянный дом. Девочка пересекла улицу и, юркнув в калитку, прошла по широкому помосту, по краям которого росли цветы и фруктовые деревья, нависая над помостом кружевной крышей. В саду вкусно пахло яблоками и грушами – приближалась осень. У самого крыльца, возле клумбы сидел на корточках высокий худощавый мужчина лет пятидесяти. Русые с проседями волосы лежали на голове вихром, тяжёлые круглые очки то и дело сползали с переносицы, и он поправлял их длинным суставчатым пальцем.

— Привет, пап, — сказала Дина, остановившись на ступеньках. Игорь, так звали папу Дины, поднял голову и снова поправил очки.

— Привет, — ответил он. – Я вот решил кое-какие кустики пересадить, а то здесь в тени они совсем зачахли…

— Понятно, — Дина скользнула взглядом по его выцветшей клетчатой рубашке, светлым джинсам, зазеленённым на коленках, и розовым резиновым перчаткам до локтей. – Удачи.

— Спасибо, — Игорь вздохнул, снова поправил очки и принялся выкапывать кустик из земли. Он был селекционером домашних цветов, а на данный момент пытался вывести специальные бегонии, которые смогут пережить зиму под снегом.

Дина вошла в коридор. Сбросив ботинки и куртку, она остановилась перед зеркалом и с любопытством на себя поглядела. Пока она на себя смотрела, её лицо становилось всё более и более недовольным. Ничего интересного в отражении она не находила. Крупный нос, небольшие округлые голубые глаза, плоские губы, русые волосы, сзади собранные в длинную косу, а по обеим сторонам лба забавно рассыпавшиеся в необычную чёлку.

Поморщившись и тряхнув головой, Дина схватила свой рюкзак и вошла в гостиную. Здесь царила предобеденная атмосфера. Аромат борща смешался с запахами булочек и домашних цветов. Старшие сёстры помогали накрывать стол к обеду, младшие суетились и мешались под ногами. У дивана были сброшены школьные рюкзаки и жилетки. Дина устроила свой рюкзак в куче других и проскользнула между двух спорящих сестёр к кухне, откуда только что вышла Ольга, мама Дины. Это была невысокая и стройная женщина с тёмно-русыми волосами. Увидев дочь, она ласково обняла её.

— Как прошёл день? – спросила Ольга, пригладив Дине чёлку.

— Хорошо, — сказала Дина, хотя она была не совсем уверена в том, как именно прошёл её день. Было и хорошее и плохое.

— Вот и отлично. Садись, обедать будем, — предложила Ольга. Дина кивнула и вернулась в гостиную, где столкнулась с одиннадцатилетней Ирой, третьей в семье сестрой.

— Динка! Посторонись, я несу тарелки! – возмущённо заговорила Ира, сложив губки бантиком.

— Ирка! – парировала Дина. – Я разве не запрещала тебе звать меня «Динкой»?!

— А я тебе не запрещала называть меня «Иркой»?! – вскипела Ира.

— Ну вот и я запрещала! – заявила Дина на повышенных тонах.

— У-ух! – выдохнула Ира, надув щёки, и зашагала на кухню с горой тарелок в руках. Дина негодующе помотала головой и уселась на своё место. Лида, старшая из всех шестерых сестёр, сбегала за Игорем, и все, наконец, были в сборе.

— Дина, что у тебя с рукавом? – спросила Ольга, привстав со своего места и напряжённо разглядывая правую руку дочери. – У вас сегодня было рисование?

— А! Нет, — Дина только тогда заметила, что на её рукав упали несколько капель крови, когда она схватила Ника.  – Это кровь. Такая история…

— Кровь? – испугалась Ольга, а Ира воскликнула:

— Тебе жить надоело?!

— Нет! – вспыхнула Дина. – Ничего подобного! У нас в классе появился новенький…

— И ему жить надоело? – обрадовалась Ира.

— Замолчи! – потребовала Дина.

— И он попросил тебя убить его?! – ещё больше загорелась Ира.

— Ирочка, помолчи, — попросила Ольга.

— Нет! – громко сказала сестре Дина. – Никому не надоело жить. Дело в том, что этот новенький подрался с Димой Туна и разбил лицо об парту. Я помогала ему встать, и кровь попала мне на рукав.

— Какая ужасная история, — заметила Ольга. – Как его зовут?

— Никита, — пояснила Дина и почувствовала, что ей не хочется больше о нём рассказывать. Он её друг, незачем остальным его знать.

— Я надеюсь, он не очень расшибся? – спросила Ольга.

— Нет, не очень, — вздохнула Дина. – Только нос и губы.

— Неприятно, — сказала Ольга.

— Фу, как страшно он, наверное, выглядел! – воскликнула Лида. Дина насупилась и ничего не ответила.

— А зачем ты вообще решила ему помогать и вмешалась в драку? – полюбопытствовала Ира.

— Туна швырнул его об парту, а я была ближе всех. Я не могла остаться в стороне, это выглядело бы неприлично, — сказала Дина.

— Почему они подрались? – спросила Ольга.

— Туна не выпускал Ника из класса, — пояснила Дина. – А потом они поспорили, и Туна оскорбил меня, а Ник вступился, и в итоге, ему досталось.

— Настолько классическая история, — заметила Ольга, обращаясь к мужу. – Я не понимаю, почему в школах существуют такие взаимоотношения между одноклассниками. Разве это приемлемо?

— Не думаю, — отвлечённо ответил Игорь.

— Ой, какой рыцарь! – хихикнула Ира. – За девочку заступился и получил оплеуху!

— И что тут плохого? – осведомилась Дина.

— Да смешной он. Я видела сегодня в школе парня с разбитыми губами. Рыжий такой, волосы, как у девчонки. Он? – спросила Ира.

— Он совсем не похож на девчонку, — пробормотала Дина.

— Ну кто ж такие длинные космы носит в наше время?

— Он, — фыркнула Дина.

— Только идиоты такие причёски делают, — заявила Ира.

— Много ты знаешь о причёсках! – оскорбилась Дина.

— Да уж побольше, чем ты!

— Ну, всё, хватит, Ира, Дина, давайте спокойней, — сказала Ольга.

— Мама, не представляешь! Ко мне за парту посадили Ирку Соболеву! И теперь, когда говорят «Ира», мы не знаем, кого к доске вызывают! – возмущённо рассказывала Ира.

Дина молча ела суп и не слушала её болтовню. Ей было очень неприятно слышать от своих сестёр оскорбительные слова в адрес Ника. Это огорчало её, особенно то, что её сестры не хотели понять, как благородно и как вежливо Ник поступил. Его уважение и его странность Дину заинтересовали. Его правильность и его воспитанность оттолкнули от него остальных, не способных это понять, не знающих того, что знал он.

Пообедав, Дина молча унесла тарелку на кухню и ушла на второй этаж, в свою комнату. Там она села на кровать, и ей захотелось плакать от мысли о том, что в этом мире так мало людей, которые понимают и уважают хорошие качества в окружающих. Утешало её лишь одно: Ник, каким бы странным он не был, он оставался тем понимающим её другом, который своим существованием вселял в её сердце радость.

Глава 3

Мужчина в угольном пальто

С утра Дина проснулась с предчувствием чего-то необыкновенного. Сегодня она пойдёт в школу не одна. Спустя несколько лет после того, как мама в последний раз провожала её в школу, повзрослевшая Дина ни разу не ходила туда с кем-то. Поскорей позавтракав, чтобы успеть выйти до сестёр, она собралась и выскользнула на помост. Здесь стояли синевато-зелёные сумерки, а над забором светлым пятном выделялось небо.

Дина прошла к калитке, с наслаждением вдыхая привычный аромат свежего осеннего утра. Её кеды шуршали в опавшей листве, и она особенно остро ощутила приближение осени. Едва Дина вышла и закрыла щеколду, раздались голоса, и из-за калитки высокого ветхого забора, ограждавшего сад вокруг старого дома с голубыми наличниками,  выбежал Ник, на ходу набрасывая на плечи пальто. Дина остановилась и помахала ему рукой.

— Привет! – сказал Ник, легко взлетев по узкой тропинке на дорогу.

— Доброе утро, — улыбнулась Дина, по привычке сжав в ладонях лямки рюкзака.

— Как поживаешь? – вежливо осведомился Ник, когда они вместе зашагали в сторону школы.

— Неплохо, — вздохнула Дина и, не зная, что ещё сказать, заговорила о том, какое ужасное было задание по математике. Когда она закончила, Ник перевёл тему:

— А у меня родителей в школу вызвали…

— За драку? – поняла Дина.

— Почти, — Ник уныло покачал головой. – За то что явился в неприемлемом виде.

— Каком ещё неприемлемом виде? – опешила Дина. – Мне казалось, ты был одет лучше, чем любой другой мальчик в нашем классе!..

Она осеклась и виновато поглядела на него, чувствуя, что у неё горят уши.

— Благодарю, — усмехнулся Ник. – Мамина работа. Анна… Николаевна её отчество, кажется, сказала, что не пристало в этой школе ходить в грязной рваной рубашке. Я объяснил им, что она порвалась из-за Димы. Тогда они прицепились к моим штанам, сказали, что они слишком узкие… Не знаю, что не так.

— Ох, вот опять гнобят… — Дина тяжело вздохнула. – Каждый раз так. Кто-то новенький приходит, обязательно его всеми методами вымучивают.

— Да, ничего, мама же знает, что я не специально рубашку порвал…

— Когда они придут? – спросила Дина.

— После уроков, — отозвался Ник. –  Отец был очень недоволен, что я вернулся весь избитый, но я рассказал, как всё было, и он всё понял.

— Держись, — сказала ему Дина. – Следующую неделю тебя будут испытывать на прочность.

— Ладно, — Ник тряхнул головой, и волосы пламенем взметнулись в воздухе. – Справлюсь!

Дина с улыбкой на него взглянула. Он не был похож на того, кого легко сломать. Наивность и цепкость удивительно ловко сочетались в его взгляде, сдержанность и отвага дополняли необыкновенный образ. Казалось, Ника было невозможно напугать или слишком сильно удивить. Он мужественно и спокойно воспринимал всё.

* * *

Дима Туна опоздал к первому уроку, поэтому Ник отсрочил встречу с ним до перемены. Едва прозвенел звонок, и учитель разрешил идти, Туна встал, побросал вещи в рюкзак и, выходя из класса, бросил Нику на парту записку. Дина удивлённо на неё уставилась.

— Осторожней, — посоветовала она. – Он мог туда паука засунуть или осу.

— О, жутчайшее насекомое! – насмешливо отозвался Ник, развернув записку. Ничего страшного там не оказалось, но, прочитав корявые строчки, Ник нахмурил свои пушистые брови и собрал на лбу складочки.

— Что там? – спросила Дина.

— Да ничего особенного, — Ник сложил записку и сунул её в карман пиджака. Дине оставалось только гадать. На второй перемене Ник исчез, и вернулся только к началу урока, вместе с Туной. Оба были всклокочены, но выглядели спокойно. Они разошлись по своим местам, и Дина заметила, что под воротничком рубашки шея у Ника вся красная.

— М-да, — сказал он, усевшись. – Вот негодяй…

— Что случилось?

— Раздобыл ключи в раздевалку и позвал меня туда, чтобы разобраться насчёт вчерашнего, — Ник поправил свой длинный чёрный галстук. – Но сегодня он меня не застал врасплох.

Дина злорадно улыбнулась. Сегодняшняя победа могла уменьшить славу Туны, как самого сильного парня на параллели. Ник, хотя и выглядел меньше и тоньше, похоже, не уступал ему. Последним был урок физкультуры: учитель решил устроить тренировку по челночному бегу, потому что в конце четверти обещали провести соревнования. Дина терпеть не могла челночный бег. Она хорошо бегала на длинные дистанции, сохраняя одну и ту же скорость, а здесь нужно было метаться из угла в угол, да ещё и время засекать.

В спортивных шортах и футболке Ник выглядел довольно забавно. Волосы свои он так и оставил наполовину распущенными и не согласился собрать их в хвостик, когда Дина предложила. Первыми бегали мальчики. Дина сидела на скамье и наблюдала, как они свистят своими кроссовками от одного оранжевого конуса к другому. Она с нетерпением дожидалась забега Туны, потому что бегать он практически не умел, зато дрался хорошо. Но сначала была очередь Ника. Он принял позицию низкого старта, худенький, складный, замер на несколько секунд, закусив губу и широко раскрыв блестящие глаза.

Учитель свистнул, и мальчик сорвался с места упругим прыжком, словно стрела, пущенная из тугого лука. Его кеды защёлкали по полу, шаркнули, затормозив возле конуса. Ник немного не вписался и пролетел чуть дальше, но был уже развёрнут лицом в направлении бега. Он помчался вперёд, потом опять назад и снова вперёд и вылетел за конус. Учитель щёлкнул таймером.

— Шесть секунд, две миллисекунды, — сказал он, удивлённо поправляя очки. – Ну, ты монстр.

Ник пожал плечами и уселся на лавку. После такого отчаянного бега, он совершенно не выглядел уставшим, лишь дышал чуть чаще обычного. Дина заметила, что он даже не вспотел. Ей начинало казаться, что этот мальчик – существо какое-то не здешнее. У него другие измерения и другое восприятие мира. Может быть, он по потолку умеет ходить? Кто знает?..

* * *

После урока, когда Дина и Ник спустились в фойе школы, Ник прошёл мимо раздевалки и, протиснувшись сквозь группу старшеклассников, подошёл к молодой женщине, осторожно озиравшейся вокруг. Дина  последовала за ним и тогда заметила удивительно существо, стоявшее рядом с женщиной. Это был мужчина лет тридцати или тридцати-пяти, очень высокий, стройный, с бледным отрешённым лицом и влажными глазами, заслонёнными длинными ярко-рыжими ресницами. Но поразительным было не только это, а ещё прямые серебристо-серые волосы, рассыпавшиеся по угольному пальто и пепельному свитеру и достававшие до самых бёдер.

иллюстрация

Дина смотрела на него в изумлении, замерев и широко открыв глаза.

— Дина, знакомься, — сказал Ник, тронув её за рукав. – Это мои родители.

— Я Анна, — представилась женщина, улыбаясь. Её милое личико и блестящие глаза вызывали доверие.

— Очень приятно, я Дина, — ответила Дина.

— Эльдар, — произнёс мужчина с седыми волосами, наклонившись к ней и протянув к ней длинную худую ладонь с прямыми тонкими пальцами. Дина осторожно хотела пожать её, но Эльдар сжал её пальцы, потянул руку на себя и осторожно коснулся её запястья холодными сухими губами. Дина почувствовала, что от удивления и смущения она краснеет.

— Ты меня не жди сегодня, я, наверное, надолго,  — сказал Ник, обращаясь к подруге.

— Ладно, — кивнула Дина.

Эльдар мягким движением взял Анну под руку, и они втроём пошли к кабинету директора.

— До завтра! – попрощался Ник.

— Пока, — пробормотала Дина. Ей ещё не доводилось встречать настолько красивых и настолько необыкновенных людей. Трое сразу, трое самых невероятных людей, каких только Дина видела в своей жизни. Когда они были рядом, вокруг них, кажется, концентрировалось волшебство, которое невозможно было постичь, но которое существовало.

Дина вышла из школы под впечатлением от сегодняшней встречи. День был солнечным и тёплым, но она не сняла свою джинсовую куртку и не заинтересовалась, как бывало обычно, походить по двору и пошуршать листвой клёна. Она зашагала домой, наполненная одним и мучительно опьяняющим желанием – рисовать!

* * *

Краска, блестя, расползалась по серому грифельному контуру, мягко впитывалась в зернистую акварельную бумагу и приобретала привычную нежно-пятнистую окраску. Края цветного пятна медленно подсыхали и очерчивали форму линией, толщиной в волос. Дина прополоскала кисточку в стеклянной баночке, бряцнула ею по краю и стала намешивать новый тон. В воздухе пахло мокрым деревом, свежей краской и яблочным садом.

Живописный пейзаж вырисовывался на бумаге цвета слоновой кости медленно и неохотно. Дина рисовала весь вечер. Виды поразительно красивой страны, воссозданной её воображением, возникали на плотных и жёстких листах. Краски, смешиваясь с фантазией, пятнали её безжалостно и бесстрашно. Дина никогда не боялась использовать отчаянные цвета и резкие тени. Впечатлённая сегодняшним днём, она творила. Создавать и творить было необходимо ей так же, как дышать.

Руки, способные творить – это дарование, дающее радость и боль одновременно. Дина чувствовала, что её возможности безграничны, нужно лишь учиться и стараться, тогда всё получится. Она смотрела на мир, широко раскрыв глаза, смотрела и видела его волшебным и бесконечным, и работа её рук отражала это волшебство. Но домашнее задание, сёстры, мама, усталость – всё отвлекало от творчества. Сегодня вопросы и просьбы домочадцев особенно сильно раздражали Дину, хотя она знала, что сердится на них не нужно. Она, вздохнув, отзывалась и бережно прятала в глубине души своё вдохновение и свой дар – видеть мир иначе.

2 комментария

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *