Блог

Глава шестая и седьмая

Глава 6

Синяя Птица

Вскоре Оруэлль приготовила скромный ужин, состоявший из картофельного пюре и овощей. Обеденный стол ютился возле входа на кухню и его собирали перед едой, иначе он занимал слишком много места. Его накрыли тёмно-бродовой скатертью, расставили свечи в середине – другого света в доме не было.

Дина восхищённо озиралась. Каким бы крошечным ни был этот домик, он был очень уютен. Свечи и камин добавляли шарм в таинственную атмосферу осеннего вечера. Оруэлль принесла с кухни белые с потёртой позолотой тарелки и расставила их на столе. В стареньком белом фартуке и своём мышином платье она выглядела заботливой хозяйкой. Казалось, она отдавала себя всю ради своих детей. Из дальней комнаты вышла худая высокая девушка, назвавшая себя Орлиэль. Она была старшей сестрой Орландо и Орлины. Похоже, бедность и блёклость её семьи очень её огорчала, потому что она была одета в зелёное платье, отделанное светлой вышивкой. Богато оно от этого не смотрелось, но казалось не таким унылым, как одежда её мамы или брата с сестрой.

Орлиэль села за стол слева от Дины и, устало вздохнув, заметила:

— Ты давно у нас?

— Нет, я только сегодня в Эльвию попала, — ответила Дина.

— Правда? Как интересно, — Орлиэль взглянула на Никлиса, который рассказал о том, как привёл Дину в Эльвию.

— Ой, как здорово, — сказала Орлиэль. – Всегда мечтала попасть в другую страну!

— Я вообще в другом мире, — заметила Дина устало. – И здесь так всё по-другому…

— Могу представить!

— Ну, еда хотя бы похожа на нашу, — вздохнула Дина.

— Не вся, — добавил Никлис. – Есть тут кое-что, чего в вашем мире нет, просто сегодня такой ужин получился.

— А-а, — протянула Дина.

Когда все собрались, Оруэлль поставила рядом с тарелкой Орландо стакан молока и, сложив руки крестом на груди произнесла непонятную речь на эльфийском. Дина завороженно смотрела на неё и пыталась понять, что она говорит, а потом догадалась, что она молится. Дети опустили головы и молчали. Когда Оруэлль закончила, она сказала своим мягким нежным голосом:

— Я надеюсь, вам понравится наш ужин!

Все принялись за еду. У Дины была тонна вопросов, но она так хотела есть и чувствовала себя такой уставшей, что не готова была их задать. 

— Никлис, расскажи, как проходит ваша экспедиция, — попросила Оруэлль.

— М-м! Секунду, — Никлис прикрыл рот ладонью и быстро дожевал свой кусочек картошки, после чего продолжил: — Экспедиция проходит неплохо, но для её завершения мне нужно будет с вами поговорить. Меня для этого сюда и вернули.

— Очень хорошо. После ужина будешь спрашивать? – Оруэлль грустно улыбнулась.

— Мы долго исследовали источники Того мира и нам приходилось соотноситься с тем, что у людей бывают другие заболевания, нам не свойственные, так же как в нашем мире есть болезни, которых нет у них. Тем не менее мы сошлись на том, что болезнь Орландо возможно не так и страшна. Вы могли бы сказать, его отец ничем не был болен? – спросил Никлис. – Если не секрет.

Оруэлль глубоко вздохнула и, сцепив пальцы, поставила локти на стол. Она задумалась, потом ответила:

— Да, он так же может потерять сознание, как и Орландо.

— Он падал по тем же причинам, что и Ландо? В комнате душно или что-то очень страшное, — продолжал спрашивать Никлис.

— Да, — Оруэлль смотрела на него из-за своих сцепленных ладоней и глаза её влажно блестели.

— Спасибо огромное, это поможет нам найти решение! – пояснил Никлис, виновато улыбаясь. – Извините мне мою настойчивость.

— Ты имеешь полное право спрашивать, — ответила Оруэлль и принялась за еду. Орландо в это время сидел с широко распахнутыми глазами и поджатыми губами и слушал, что они говорят. Выглядел он жутко взволнованным.

— В общем, — сказал Никлис после некоторого молчания. – Завтра после уроков надо будет зайти к нам домой и заставить тебя упасть в обморок, чтобы взять твою кровь на анализ и проверить нашу гипотезу!

— Что?! – испугался Орландо.

— Шучу, — Никлис звонко расхохотался. – Мне нужна будет капелька твоей крови, когда тебе снова станет душно, чтобы проверить какой формы твои кровяные тельца.

— Но я боюсь крови, — прошептал Орландо, бледнея.

— Ничего с тобой не случится, слышишь? Я же не буду её из тебя помпой выкачивать, мне нужна одна крошечная капелька, всё будет хорошо, — пообещал Никлис.

— Вот ты меня напугал… — выдохнул Орландо.

— Ну, это же не конец света, — сказала Оруэлль. – Никлис хорошо сказал, ничего с тобой такого не случится.

— Но я боюсь крови, я опять упаду, а я так не люблю падать… — Орландо, казалось, готов был заплакать.

— Вот прицепился к своим обморокам, — фыркнула Орлина. – Хочешь, я с тобой пойду?

— Может быть, — Орландо признательно на неё взглянул.

— Хорошо, я с вами пойду, — заявила Орлина.

* * *

После ужина Орлина подбросила в камин дров и зажгла коричневые свечи на каминной полке. Орландо же принёс небольшой потёртый футляр, сел возле огня и бережно устроил футляр у себя на коленках. Никлис поманил Дину к себе и указал ей на диван, туда, где устроилась Орлина. Дина села рядом с девочкой и с вялым интересом стала наблюдать, что они будут делать. Орландо достал из футляра небольшую деревянную флейту. Это был красивый инструмент, кое-где отделанный синими и коричневыми полосками. На самом конце, привязанные к кожаным шнуркам с деревянными бусинами на них, висели два голубых пера.

Орландо посвистел немного, забавно проверяя исправность флейты, а потом осторожно заиграл негромкую таинственную мелодию. Он сидел на небольшой ступеньке возле самого камина, а Никлис устроился на ковре рядом с другом. Он внимательно слушал музыку, а потом вдруг легонько запел звенящим мальчишечьим голосом. Он пел по эльфийски, и Дина ничего не могла понять, но музыка сама рассказывала историю, заполняя комнату от пола до потолка таинственной атмосферой. Мелодия была достаточно медленная, но вот она ускорилась, у Дины захватило дух от тревожных нот, скользнувших где-то внизу, мимо ножки дивана. Послышалась говорливая, журчащая музыка, похожая на голос ручейка в сочетании с птичьими трелями, и мелодия успокоилась.

В комнате стало тихо, только потрескивали дрова в камине. Дина смотрела на огонь слипающимися глазами, и ей казалось, что всё это – удивительный и красивый сон. Орландо бережно убрал флейту обратно в футляр.

— Я надеюсь, я нормально сыграл? —  осведомился он виноватым тоном.

— Это было великолепно, — заявил Никлис. – А теперь пора спать. Завтра новый длинный день.

Дина была полностью с ним согласна. Оруэлль поручила Орлине и Орландо принести с чердака матрас и постельное бельё. Дине выделили место на диване, а Никлису постелили матрас перед камином.

— Я надеюсь, тебе подойдёт пижама Орлиэль. У нас все девочки такие худые, что, боюсь для здорового ребёнка их одежда будет маленькой, — с грустью заметила Оруэлль, подав Дине свёрнутую в белый комочек ночную сорочку.

— Спасибо большое, — Дина отправилась переодеваться. Когда она вернулась, все снова сидели вокруг камина. Оруэлль произнесла ещё одну молитву на эльфийском, и только тогда все разошлись по своим комнатам. Все свечи, кроме маленького светильника на каминной полке, были затушены. Дина лежала на своём диване, в уютном тепле, но ей не спалось. Ноги ныли от сегодняшнего марафона, а в голове теснились мысли.

Комнату окутывала тёплая бархатная тишина, путаясь вместе с паутиной темноты. Дина разглядывала плечо Никлиса, укрытое шерстяным пледом. Казалось, мальчик уже заснул. Дина никогда не умела засыпать сразу, и ей было крайне интересно узнать, как спят эльфы, но у неё накопилось так много вопросов, что она осторожно позвала:

— Ни-ик…

Никлис перевернулся на спину и поглядел на неё мерцающими в темноте глазами. Он вопросительно изогнул бровь.

— Ник, расскажи, что за молитвы читала мама Орландо? – прошептала Дина. Никлис вздохнул и сел на своём матрасе.

— Молитва Синей Птице, — сказал он тихо. – Она создала наш мир, Она – наша надежда и защита…

— То есть, она божество? – уточнила Дина.

— Можно и так сказать, — ответил Никлис. – Её имя священно, мы его уважаем. В вашем мире почти никто не знает о Её существовании, а если знает, то не хочет делиться. Это очень грустно, ведь без Неё жизнь полна мучений и страха. Орландо, наверное, сошёл бы с ума, если бы Она не укрепляла его дух изо дня в день.

— Ник, неужели это, правда, возможно? Ты вот просто веришь в то, что если скажешь «помоги мне», она поможет и всё?

— Раньше так и было, Динка, пока однажды я не попросил всем сердцем, и Она дала мне то, что было нужно. Она меня спасла. Ты видела шрам на лице Орландо? Когда в конце лета на наш Орден напали орки, мы с ним были на тренировке, в лесу, довольно далеко отсюда. Нашего учителя не оказалось рядом – ему нужно было уйти раньше, а мы не подозревали об орках в округе. На нас напали, меня ударили в голову, и я не сразу пришёл в себя, быть может, к счастью, потому что так орки меня не заметили. Они были уверенны в том, что Орландо мёртв и ушли. Когда я очнулся, я нашёл его, с этой жуткой раной. Я не знал, что мне делать, меня самого не держали ноги, и тогда я обратился к Ней, умоляя дать мне совет, дать мне сил спасти моего друга. И, Динка, мои мысли встали на свои места, я понял, что мне нужно делать, и я сделал. Я вынес Орландо ближе к деревне, мой отец тогда уже начал поиски, и нас быстро нашли. Орландо был спасён, а я – научен верить. Когда-нибудь, если ты захочешь принять Её дух в своей душе и пойдёшь по Её пути, Она покажет и тебе, что значит – вера, — Никлис замолчал, глядя на подругу. Дина слушала его, широко раскрыв глаза.

— Впечатляет, — сказала она после некоторого молчания.

— Да. Меня тоже впечатлило. На всю жизнь, наверное, — Никлис усмехнулся.

— А что ты говоришь Ей? – поинтересовалась Дина.

— Я-а… не совсем знаю, что я говорю Ей, — Никлис задумчиво водил пальцем по своему пледу. – Это просто сильное ощущение. Каждый вечер мы молимся словами, и, тем не менее, настоящая молитва – она сердцем творится.

— Хм, — произнесла Дина задумчиво.

— Я всегда любил ощущать себя под её защитой. Мне уже не приходится сомневаться в том, что она меня защищает, ибо я это знаю наверняка. После того, как тебя спасли, не верить в возможность этого спасения не получается, — добавил Никлис.

Дина чувствовала что-то странное. Ей казалось, что она всегда знала об это Синей Птице, но никогда раньше не думала, что она настолько реальна. Здесь, в этом домике, на этих землях, в этой компании её присутствие было очевидно. Дина посчитала глупым опровергать это. Это странное, очень приятное, светлое и тёплое чувство спряталось в глубине её души, словно бутон, ещё не успевший раскрыться.

— Ник, а почему о Ней раньше мне никто ничего не говорил? – спросила она тихо.

— В жизни каждого наступает момент, когда ему предлагается выбор: последовать за Ней или остаться там, где ты есть. Кто-то с детства растёт в связи с ней, как мы с Орландо, например, но даже перед нами вставал этот выбор. Рано или поздно нужно выбрать. Вопрос лишь в том, хочешь ли ты поверить во Спасение, — сказал Никлис.

Дина снова задумалась. Всё это нужно было обдумать и усвоить. Быть может, именно сейчас она должна выбрать свой дальнейший путь, быть может, именно сейчас она стоит на этой пугающей развилке. Мрак или свет? А есть ли он, мрак и свет? Или весь мир сер, как дождливый день? Никлис утверждал, что есть, и Дине хотелось в это верить, потому что она ощущала эти две таинственные силы, способные управлять и повелевать. И тьма, прельщающая силой, пугала того, кому силы не хотелось, она пугала Дину. Она зажмурилась на несколько мгновений, а потом решила сменить тему их беседы, чтобы задать все свои вопросы, а смысл жизни обдумать чуть позже:

— Ник, а что случилось с папой Орландо?

— Никто точно не знает, — ответил Никлис. – Когда Орландо было восемь месяцев от роду, в один выходной его отец поехал на охоту со своим старшим сыном – у Орландо был старший брат – и они так и не вернулись. Все, кроме Оруэлль уверенны, что они погибли. Но она глубоко любит своего мужа, и чувства могут обмануть её. Моя мама говорит, что я ошибаюсь, считая, что чувства обманчивы, но я пока ещё не собираюсь менять своей точки зрения. Оруэлль верит, что её муж жив, и носит траурную одежду и не признаёт его смерти. Он был знатным эльфом, владел хорошими деньгами, но так как Орландо ещё маленький, то его старшая сестра – она уже замужем — забрала всё наследство и отказалась поддерживать маму. Поэтому Орландо живёт в такой бедности.

— Оу, — сочувственно протянула Дина. – Я не знала, что у эльфов бывает такая бедность…

— Наш мир так же полон греха, как и ваш, — сказал Никлис печально. – И от этого никуда не денешься. Быть может, мы выглядим волшебными или прекрасными, но на самом деле у нас такие же проблемы в жизни, как у всех остальных. Просто мы научились быть красивыми и жить красиво. И даже в этом домике уютно и тепло, как ни грустна участь его семьи.

Дина слушала его молча, застыв.

— Я рад, что ты к нам в Орден попадёшь, — признался Никлис, резко сменив тему и начав улыбаться. – Узнаешь, какая у нас школа!

— Да, это интересно, — согласилась Дина.

— А сейчас давай спать, а то я сегодня вымотался как следует, надо выспаться, — сказал Никлис, укладываясь на матрасе. – Нас двоих перетащить через защитный барьер Эльвии – это надо пять лошадиных сил, а я один.

— Для этого нужны были силы? – удивилась Дина.

— Да, просто я решил не портить тебе встречу с этим миром и перенёс нас за счёт своих сил, — пояснил Никлис. – Спокойной ночи.

Он отвернулся к камину. Дина смотрела на его рыжий затылок и улыбалась. Её отношение к этому странному мальчику менялось сегодня за день дважды. Его замечания про её человеческие слабости немного оттолкнули её от друга, но сейчас она поняла, в чём была причина этих замечаний. Он сам боялся не дойти. И теперь Дина простила Никлису его заносчивость. Он просто хотел выглядеть сильным, она знала это чувство.

Глава 7

Школа, она у всех школа.

Дину разбудили голоса. В комнате было совсем темно, но Никлиса в постели уже не оказалось. Он шёпотом разговаривал о чём-то с Орландо. Дина села на диване, протирая глаза и зевая.

— Доброе утро! Извини, что так рано разбудили, — сказал Никлис весело. Дина поняла, что вчера он выглядел просто измученным. Сегодня его веснушчатое лицо были свежим и живым, а глаза блестели, словно два зелёных огонька.

— Школа начинается довольно рано, ещё в темноте, — добавил мальчик, садясь верхом на ручку кресла.

— Понятно, — Дина выбралась из-под одеяла и стала собираться. Через полчаса все были одеты и сидели за столом, за скудным завтраком, состоящим из яичницы, хлеба и кусочков твёрдого ароматного сыра. Орландо причесался и оделся в старенький заношенный серый камзол. Он был ему короток, но выглядел очень симпатично, не то, что драная рубашка и изъеденная молью жилетка, что он носил вчера.

После завтрака Оруэлль принесла Дине небольшой суконный камзол с истёртыми застёжками.

— У нас здесь холодно. Возьми это, не замёрзнешь и немного лучше вольёшься в компанию ребят, — сказала она. – Мальчики, скажите ребятам, что Дина не говорит по-эльфийски. Пусть ваши там тренируют свой всеобщий язык.

— Ладно, — согласился Орландо.

— Вы так свободно говорите на двух языках… это удивительно, — заметила Дина.

— Приходится. Вообще это людской язык, а учить эльфийский люди не удосуживаются, — сказал Никлис.

— Да уж, — Дина вздохнула и забралась в рукава камзола. Оруэлль ласково, словно её собственная мама, застегнула обтянутые тканью пуговки и расправила воротник камзола.

— Прекрасно выглядишь. Кажется, Никлис давал тебе худ или плащ, — сказала она, протянув Дине узкий ремень с изящной застёжкой.

— Да, у меня есть плащ, — подтвердила та и подпоясалась ремнём.

— Орлина поделится с тобой сапогами. Твои ботиночки выглядят как-то уж очень холодно для снега, — заметила Оруэлль.

— Хорошо, спасибо, — ответила Дина.

Вскоре все были готовы. Орлина принесла Дине свои высокие кожаные сапоги с каблучками, а сама надела летние сапоги Орландо на толстые шерстяные носки.

— Ну и ноги у тебя, — сетовала девочка, затягивая ремешки. – Как у зайца. Длиннющие.

— Я не виноват в том, что ты родилась девочкой, — фыркнул Орландо. – И тебе не подходит мой размер.

— А я довольна тем, что я родилась девочкой. На мои сапоги надо меньше кожи, — Орлина засмеялась.

Дина походила по коридору взад-вперёд, привыкая к новой обуви. Она никогда не носила чужих сапог и ей было странно ощущать незнакомую форму стельки. Наконец, они вышли на улицу.

Стояли предрассветные сумерки, холодные, звенящие и колкие, как лезвие остро наточенного меча. За невысоким стареньким заборчиком простирался холодный и тёмный ещё лес, застланный таинственной морозной дымкой. Могучие стволы сосен синеватыми силуэтами вставали перед взглядом Дины. Её снова охватил тот трепетный восторг от созерцания этого могучего леса. Иней покрывал всё вокруг, но без солнца он не сверкал, а делал ветви призрачно белыми. Они выступали на фоне тёмного леса, словно нарисованные мелом на бумаге цвета мокрого асфальта.

— Нам туда, — сказал Никлис, указывая рукой куда-то вглубь леса.

— А вы обычно одни в школу ходите в такой темноте? – осведомилась Дина, когда они вышли за калитку и оказались на тропе, ведущей в темноту среди стволов.

— Обычно мы с Никлисом и его сёстрами здесь встречаемся и идём вместе, — сказал Орландо. – Одним не очень безопасно ходить.

— Если это небезопасно, то почему вас родители не провожают? – удивилась Дина.

— Мой отец нас всегда провожает, — ответил ей Никлис. – Но сегодня его здесь нет, и мы решили, что справимся сами. Мама Орландо сейчас поедет в город, она нас не может проводить.

— Понятно, — пробормотала Дина.

— Держи, — Никлис протянул ей длинный кинжал в ножнах. – Это тебе.

Дина взяла ножны и погладила узкую рукоятку, обмотанную кожей.

— На всякий случай. Полезно иметь оружие, — сказал Никлис. – Пристегни к ремню.

Дина нашла на конце кожаного ремешка на ножнах металлическую застёжку и быстро прикрепила кинжал к поясу. Это было восхитительное ощущение – иметь своё оружие.

— У нас есть несколько уроков, которые проходят совместно, всей стенкой. А потом мы разделяемся. У каждого есть свой наставник, который преподаёт необходимые уроки и учит фехтованию и стрельбе. У нас с Орландо разные наставники. Ты можешь пойти с любым, какой тебе больше понравится, — Никлис засмеялся. – Мой наставник немного жёстче. Орландо с ним не мог заниматься.

— Ладно, — сказала Дина удивлённо.

— Мы тебя со всеми познакомим, — пообещала Орлина.

— Хорошо.

Лес понемногу светлел. Дина, несколько встревоженная словами своих друзей о том, что здесь бывают орки, внимательно прислушивалась к малейшим шорохам. Но среди деревьев стояла звенящая тишина. К тому же Дина понимала, что у её друзей-эльфов уши должны быть раза в два более чуткими, чем у неё самой.

Вот они поднялись на высокий холм и оказались на краю расщелины. Дина в изумлении смотрела вниз. Земля резко обрывалась прямо перед ней, а в стенах этой странной ямы были выкопаны пещеры. Среди них бегали дети.

— Добро пожаловать! Это наш Орден, — заявил Никлис, смеясь. – Мы учимся в этих пещерах, а площадки для тренировок туда дальше, в лесу.

— Как здорово, — выдохнула Дина, с широко раскрытыми глазами наблюдая за жизнью этого удивительного места

— Пойдём, — позвал Никлис, и они прошли по краю обрыва и спустились вниз по ступеням, выбитым в огромном валуне, лежащем на склоне обрыва. Здесь было много детей разных возрастов и все они говорили по-эльфийски. Дина оглянулась к Никлису, чтобы не потерять его и обнаружила, что Орландо уже спрятался за спиной друга. Она почувствовала, как мальчик боится этой толпы.

Никлис повёл их обоих за собой к пещере в самом дальнем углу. Дина заметила нескольких взрослых эльфов. Это были высокие красивые существа. У пещеры в углу, привалившись плечом к простенку, стоял один такой взрослый эльф. Он был одет в серо-зелёный камзол с вышивкой и высоким воротником. Длинный подол скрывал его ноги до середины голени. Высокие сапоги без каблука, длиннохвостый капюшон и изящный кожаный ремень дополняли его костюм.

Дине казалось странным, что почти никто здесь не носит шапок. Этот эльф тоже был без шапки, а его русые волосы, тронутые сединой, были забавно закинуты справа налево вихром. Заметив друзей, эльф оттолкнулся от стены и выпрямился.

— Доброе утро, мальчики, — произнёс он негромким и бархатным голосом.

— Доброе утро, мастер Ферли, — произнесли Орландо и Никлис в один голос.

— Это Дина, она из другого мира, — представил подругу Никлис.

— Рад познакомиться, Дина, моё имя Ферли, — сказал эльф и, наклонившись, протянул ей руку. Дина уже привыкла к тому, как непривычно они здороваются и позволила ему поцеловать её в запястье.

— Хочешь принять участие в наших занятиях? – с улыбкой спросил Ферли, выпрямившись.

— Да, если вы не против, — вежливо ответила Дина.

— Нет, я всегда рад новым ученикам, — сказал Ферли. – Я сегодня буду вам преподавать картографию.

— Ура! – воскликнул Орландо. Ферли улыбнулся ещё раз и, сильно хромая на левую ногу, зашагал вглубь пещеры. Дина заметила там несколько столов и троих мальчиков-учеников.

— Идём, — пригласил Никлис, и они вошли в класс. На каждом столе из тёмного дерева стояли зажжённые фонарики, бросавшие на столешницы желтоватые лучи.

— Стол большой, на троих. Мы с Никлисом обычно вместе сидим, но сейчас можем все вместе сесть за один стол, — сказал Орландо.

— Ладно, — согласилась Дина.

Ферли тем временем прошёл за свой высокий стол-кафедру, извлёк из-под него несколько листов жёлтой бумаги и повесил их на стену. Среди этих листов было несколько потрёпанных карт. Ферли достал кожаную сумку и разложил на каждом столе по компасу, а Дине выдал листы пергамента, баночку чернил и перья. Дина в изумлении воззрилась на эти перья.

— Ты же умеешь писать? – осведомился Ферли осторожно.

— Конечно, умею, — с обидой ответила Дина.

— Просто уточняю. Тогда, урок придётся вести на всеобщем, верно? – поинтересовался Ферли.

— Если можно… Конечно, я не против послушать эльфийскую речь, но я ничего не пойму, — произнесла Дина виновато.

— Вопрос лишь в том, хочешь ли ты это понять? – Ферли задумчиво улыбнулся. Дина уже слышала похожие слова. Но их произносил Никлис. Почему им так нравится эта фраза?

— Хочу, — сказала Дина.

— Волшебно! – одобрил Ферли. – Вообще меня всегда радует, когда у нас в классе появляются новые дети. Свежие мысли, новые задумки…

— Мастер Ферли, кажется, у нас урок картографии, а не философии! – крикнул один из мальчиков с задней парты. Ферли смущённо замолк, но быстро взял себя в руки и заявил:

— Господин Ларэнон, будьте добры сесть и убрать ваш пулемёт подальше, я не хочу больше комков бумаги за своим воротником, и жалоб родителей.

— А я не хочу его убирать, — дерзко ответил Ларэнон.

Дина, которая сидела на правом краю стола, вместе с Никлисом и Орландо, оглянулась назад. Высокий, крепкий и белобрысый, с яркими голубыми глазами. Ларэнон казался старше всех ребят в классе.

— Ларэнон, я не хочу повторять то, что было в прошлый раз, — сказал Ферли строго.

— Сегодня у тебя не выйдет сделать то, «что было в прошлый раз», калека! – Ларэнон, гримасничая, передразнил его фразу, резко приподнялся и швырнул своё перо с металлическим наконечником в наставника. Ферли метнулся было за кафедру, но было поздно. Перо полетело поразительно метко и пробило ему штанину на левой ноге.

Ферли резко побледнел, уцепился руками за края кафедры, но удержался на ногах. Вид его был суровым.

— Ларэнон, вон отсюда! – приказал Ферли ледяным тоном. Куда делся очаровательный и вежливый Ферли, которого Дина встретила у входа в пещеру? Теперь это был жёсткий и стойкий воитель, строгий, суровый и холодный.

— И не подумаю, — Ларэнон злорадно улыбался. Глаза Ферли блеснули. Он оторвался от кафедры, хромая, но всё же очень уверенно направился к дальней парте, и схватил Ларэнона за шиворот.   

— Я сказал «вон»! – Ферли вытащил его из-за стола и поволок к дверям. Ларэнон выпрямился и стал на голову выше наставника. Дина в ужасе наблюдала их борьбу. Ферли удалось увернуться от всех его выпадов, и эльф вышвырнул ученика за дверь.

— Вот, что бывает, когда родители воспитывают своего чистокровного сынка так, словно он здесь король, — заявил он, вернувшись. Растрёпанный и бледный, Ферли снова встал за кафедрой. Он живо пригладил волосы и поглядел на притихший класс.

— Не вздумайте повторять, — заявил эльф и вытащил перо из порванной штанины. – Иначе с вами может случиться то же, что произошло с Ларэноном.

Урок начался. Ферли понемногу пришёл в себя и смягчился. В своём жутковатом воинственном виде он Дину пугал. Но по своей сути Ферли был существом добрым, и девочка быстро поняла это. Ледяной тон он использовал только в случаях крайней необходимости. Ферли рассказывал о том, как передавать масштаб на карте и придерживаться сторон света с помощью сетки, начерченной на листе карандашом. Дине этот урок пришёлся по вкусу. Работать с пергаментом, чернилами и перьями было мечтой всей её жизни. Однако, кинжал, который оттягивал её ремень, восхищал девочку не меньше, чем карты.

Когда урок был закончен, Ферли свернул свои бумаги, собрался и заковылял вон из класса.

— У-ух, будет буча! – воскликнул Никлис, схватившись на голову.

— Какая буча? – не поняла Дина.

— Да с этим Ларэноном! Он ведь отстаёт по программе, потому что ему лень учиться. Зато дерётся так, что его не все учителя отваживаются осаживать, — заявил Никлис.

— Страшно… — прошептал Орландо, который боялся встать со своего места. – Ой как страшно… он мне однажды чуть не сломал рёбра…

— Ври больше, цыплячье крылышко! – заявил один из мальчиков-учеников и выскользнул из класса.

— А за крылышко ответишь! – крикнул в ответ Никлис. – Сам ты дохлая рыба!

— Ой да брось, он всё равно будет дразнить, — заметила девочка, сидевшая позади них. Вообще учеников в классе было семь, не считая Дины.

— Он у меня получит, — петушился Никлис. – Я ему ещё не всыпал за «рыжего осла»!

— А потом опять будешь неделю ходить с заплывшим глазом, — девочка засмеялась. – Он же никогда без Ларэнона не ходит. Вот и сейчас сбежал. Тебе скорей всыплют, чем ты им.

— Я буду мстить! И месть моя будет ужасна! – Никлис уселся обратно на своё место. – И не важно, они мне всыплют или я им. Главное, я свой долг выполню.

— Как тебя зовут? – поинтересовалась девочка у Дины.

— Я Дина, — сказала та.

— Очень приятно, Дина, я Эллеан, — представилась девочка. Дина вежливо наклонила голову в знак приветствия.

— Это мои братья Рафаэль и Фанаэль, — добавила Эллеан, указав на двух светловолосых мальчиков, сидевших за соседней партой. – А тот, который ушёл за Ланэроном, его зовут Нареллэ. Имя такое красивое, а такой гад…

— Вот уж не думала, что эльфы бывают такими… — призналась Дина.

— А ты человек, да? – спросила Эллеан.

— Ага, — подтвердила Дина.

— Здорово. Но вообще, мне казалось, люди о нас больше знают…

— Я из другого мира, — уныло ответила Дина.

— О-о, — протянула Эллеан.

— Никлис меня привёл сюда, — сказала Дина. – Я не надолго, наверное… Кстати, Ник, а в моём мире время идёт или нет? Мои бедные родители с ума же сойдут…

Она так поздно и так внезапно осознала этот факт, что её бросило в жар, потом в холод.

— Не переживай. Ты вернёшься назад в тот же миг, когда ушла, — ответил Никлис. – Мы можем это контролировать. Здесь пройдёт несколько дней, а там – одна секунда. Никто не заметит, что мы на миг пропадали.

— Здорово, — одобрила Дина.

* * *

Литература и история прошли спокойно. Ларэнон больше не вернулся в класс. Литература была на эльфийском, и Дина ничего не поняла. Она наблюдала за учителем – высоким чистокровным орлиндцем с бледно-голубыми глазами и чертами лица, как у греческой статуи. Бледный и томный, он преподавал с чувством и благородством, и Дине нравилась его заслуженная гордость. Его высоко поднятый античный подбородок и большие, прикрытые длинными ресницами глаза, вовсе не делали его высокомерным. Он выглядел так, что его гордость не хотелось опровергать.

Историю вёл наставник Никлиса Рувим. Имя этого удивительного существа полностью соответствовало его внешности, что восхитило Дину с первого взгляда. Не очень высокий, худой, с тонкой и светлой кожей, он пришёл в класс, одетый в длинный коричневый камзол с изящным ремнём, элегантно и ловко обхватившем бёдра. С плеча свисал длинный вязаный шарф. Высокие кожаные сапоги с довольно высоким каблуком, зашнурованные от носка до колена, демонстративно выглядывали из-под длинной полы камзола и прятались обратно, когда Рувим шёл. В руках у него был небольшой кожаный портфель

Его лицо было серьёзным и меланхолично-задумчивым одновременно. Что-то глубоко благородное и мудрое наполняло всю его натуру, а взгляд чистых серых глаз говорил о его проницательности и стремлении к познанию и осмыслению нового. Дине доводилось слышать библейское имя Рувим, и ей показалось, что этот эльф, от которого веяло древностью, достоинством и мудростью имел полное право носить это волшебное имя.

Когда его урок был завершён, все, кроме Никлиса, Орландо и Дины, которая везде следовала за своими друзьями, поднялись со своих мест и, на ходу вежливо прощаясь с учителем, выскользнули на улицу. В класс пришёл Ферли.

— Доброе утро, — сказал ему Рувим.

— Привет, — Ферли взял протянутый ему меч в ножнах. Дина с удивлением заметила, что несмотря на различное телосложение и рост, они были похожи: одинаково тонкие прямые носы с маленькой горбинкой, высокие скулы и острые подбородки. Однако, Ферли выглядел мягче и добродушнее Рувима, даже мягкие мешочки под глазами и общие очертания лица казались плавнее и теплее. Рувим был явно старше.

— Может быть, сегодня тренировку вместе проведём? Чтобы Дину одну не оставлять? – предложил Ферли, вынув из ножен меч и осмотрев лезвие.

— Я тоже об этом думал. Я могу снова потренировать с Орландо упражнения, если тебе ещё трудно стоять в стойке, — ответил Рувим.

— Я буду премного благодарен, но сегодня с нами Дина, и она тоже может помочь, — Ферли улыбнулся, чуть оттянув назад и вверх уголки губ. Рувим согласно кивнул.

Дина возвратила Ферли чернила и перья, и вскоре была готова к дальнейшим приключениям.

— Сейчас пойдём сражаться! – радостно заявил Никлис. – Нет ничего лучше чем тренировка!

— Есть, — уныло отозвался Орландо. – Её отсутствие.

— Ландо, мне казалось, ты тоже получаешь удовольствие, — заметил Никлис.

— Ну-у… Спорное такое ощущение, — Орландо пожал плечами. – Мне так часто становится плохо, что я уже разлюбил тренировки…

— Как ты так живёшь? Тебе всё время плохо, — заметила Дина удивлённо.

— Трудно я живу, — Орландо вздохнул. – Но что мне остаётся делать? Иногда и у меня бывают хорошие дни.

— Орландо, держи, — Ферли подошёл к их парте и положил перед Орландо что-то, завёрнутое в вощённую бумагу.

— О-о! – Орландо схватил этот кулёчек. – Спасибо, мастер Ферли!

— Пожалуйста. Съешь перед тренировкой, — Ферли подмигнул ему и вышел вместе с Рувимом из класса.

— Булочка с говядиной… м-м-м… — Орландо бережно разворачивал бумагу.

— Ферли тебя любит, как родного сына, — усмехнулся Никлис.

— Хоть кто-то меня любит, — отозвался Орландо, откусив от круглой приплюснутой булочки из светлого теста крошечный кусочек.

— Ландо, почему ты считаешь, что никто тебя не любит в этом прекрасном мире? – спросил Никлис, обняв его рукой за шею.

— Потому что так и есть, — Орландо снова укусил булочку.

— А мама тебе на что? Кто любит тебя сильнее, чем она? А Ферли? Он же тебе каждый день, когда есть тренировка по мечу, приносит булочки с говядиной. Неужели ты не замечаешь этого, Ландо?

Орландо перестал жевать и посмотрел на него с немым удивлением.

— Вижу, — наконец, ответил он. – Но почему-то не чувствую…

— Быть может, мы как-то неправильно тебя поддерживаем? – предположил Никлис.

— Не знаю, — Орландо снова принялся за булочку, которая практически не уменьшалась. – Ферли добрый…

— Вот видишь! – Никлис поднялся и потянулся. – Ух и засиделся я! Динка, ты так сегодня тихо сидишь, что я совсем забыл, что ты с нами, извини!

— Да здесь я, здесь, — хмыкнула Дина, немного обидевшись, что про неё забыли.

— Ну не хмурься, извини, — Никлис расхохотался.

— Я и не хмурилась!

— Я же вижу, что обиделась на меня, — Никлис выбрался из-за парты. – Сейчас пойдём на площадку, если Орландо когда-нибудь осилит свою булку!

— Это булочка, а не булка, — воскликнул Орландо, прижав своё лакомство к груди. – Сейчас съем… Ты же знаешь, я не умею есть быстро. Мне больно, если я ем слишком быстро…

— Знаю, всё хорошо, — фыркнул Никлис.

— Как я устала, — Дина приложила ладони к вискам. – А день только начинается. Когда мы будем обедать?

— После тренировки. Через час или полтора, — сказал Никлис. – Да, у нас непростые уроки. Как тебе наша история?

— Волшебно, как говорит мастер Ферли, — заявила Дина. – Мне всё очень понравилось, особенно балладу переписывать. Прямо так и слышишь, как она звучит.

— Мастер Рувим умеет преподать урок, — согласился Никлис. – Они с мастером Ферли братья.

— Правда? – опешила Дина.

— Ага, но мастер Рувим в два раза старше мастера Ферли, — пояснил Никлис.

— Кстати, а где Орлина? – спросила Дина.

— Она берёт уроки для целительниц, они немного отличаются от обычных, — сказал Никлис.

— А-а, — протянула Дина. – Да у вас тут прямо университет.

— Да уж! – Никлис расхохотался. – Орландо, ты доел уже свою булку?

— Булочку!

— Булочку, извини.

— Да, доел, — вздохнул Орландо.

— Ну, идём! – Никлис подхватил свою сумку и первым выскользнул из пещеры на солнечный свет. Дина последовала за ним.

Они прошли вдоль Ордена, мимо светлых известковых стен и пещер-классов, поднялись по лестнице на край оврага и зашагали через освещённый солнечными лучами, холодный и слегка дымчатый, лес. Площадка для тренировок находилась совсем недалеко от Ордена. Дина шла и время от времени поглядывала на свои ноги в высоких кожаных сапогах под длинными полами коричневого камзола. Она ещё никогда в жизни не носила такой странной одежды. Она была удобная, и в ней было тепло. Дина чувствовала себя счастливой. Она смирившись с тем, что всё это происходит, и, вероятнее всего, она сошла с ума, и отдалась восхищению волшебным миром.

Обойдя по тропинке несколько огромных валунов, друзья оказались на ровной площадке, покрытой белым песком и тщательно расчищенной от веток и лишней растительности. Рувим и Ферли были уже здесь. Ферли молча сидел на выступе валуна, вытянув ноги и скрестив руки. Заметив учеников, он поднялся.

— Дина, если ты не возражаешь, мы с Рувимом решили, что ты позанимаешься со мной и Орландо, — сказал эльф.

— Я не против, но я думала, что мне стоит просто посмотреть, как проходят ваши тренировки, чтобы не мешать вам… — заметила Дина смущённо.

— Мешать ты нам точно не будешь. Ты могла бы помочь мне, — Ферли улыбнулся. – Орландо нужно отработать одну из простейших стоек, которую он с самого начала не научился делать, поэтому твоя помощь может мне пригодится.

— Хорошо, — ответила Дина.

— Ты только меня в голову не бей, — попросил Орландо. – Она и так с утра болит…

— Не буду я бить тебя в голову, — ужаснулась Дина. – Зачем мне делать это?

— Потому что эта стойка подразумевает защиту от удара в голову, — пояснил за друга Никлис. – Вот он и боится.

— А-а, — протянула Дина. Рувим и Никлис отошли немного в сторону и стали разминаться, а Ферли, жизнерадостно улыбаясь, спросил Орландо:

— Ну, что, побольше сил?

— Да, — негромко ответил мальчик.

— Волшебно. Дина, держи — вот с этим мы тренируемся, — сказал Ферли, протягивая ей палку, обмотанную мягкой тканью.

— Спасибо, — Дина повертела палку в руках.

Они начали с того, что сделали разминку, а затем Ферли показал упражнение для тренировки. Орландо и Дина работали в паре. Орландо был деликатным и осторожным воином. Он никогда не наносил удары попусту, никогда не промахивался. Дине было сложно просто потому, что она впервые этим занималась. Ферли помогал ей, каждый раз выставляя её руку на блок перед ударом.

Во время короткой передышки, Дина оглянулась на Никлиса. Тот отжимался на земле, видимо, провинился. Наконец, мальчик поднялся, взял палку, и начал бегать вокруг Рувима, пытаясь ударить его. Рувим стоял на одном месте и уверенно защищался от любых его выпадов. Никлис решился на отчаянный шаг. Поймав на свой меч удар наставника, он метнулся вперёд, высвободил оружие и попал Рувиму в бедро. В тот же миг в ответ его огрели по спине и швырнули назад так, что Никлис упал.

— Отлично, мой маленький друг, великолепно, — произнёс Рувим, прохладно улыбаясь. – В этот раз тебе удалось.

Никлис сел, весь перепачканный в пыли, но счастливый.

— Дина, мы будем продолжать? – осторожно спросил Орландо.

— Конечно, — Дина обернулась к нему. Орландо кивнул, виновато поджав губы, встал в стойку и стал ждать, когда она начнёт.

— Ещё немного потренируетесь, и устроим спаринг, — заявил Ферли, потирая руки и сверкая глазами. – Ты с Никлисом, потом Дина с тобой, потом Никлис с Диной. Я бы тоже посражался, но я не могу нормально двигаться, нога ещё не слушается.

— О-ой, — Орландо сжался. – Спаринг?

— Да!

— Ладно, — Орландо устало вздохнул и спокойно огрел Дину по плечу, заметив, что она слишком далеко вынесла свой меч вперёд.

Вскоре они закончили, и Никлис подошёл к другу, уже готовый сражаться. Его всклокоченные волосы были собраны в лохматую кучку на затылке, а глаза азартно блестели. Орландо же напротив выглядел уставшим и вялым. Сражаться ему явно не хотелось. Но делать было нечего. Надев на головы тренировочные шлемы, друзья разошлись на разные стороны площадки и приготовились к бою.

Дина сидела на камне и наблюдала за всем происходящим. Ферли скомандовал старт. Никлис сорвался с места и стрелой бросился на друга. Его меч засвистел, но Орландо увернулся и ударил его щитом в живот. Никлиса отбросило назад, он загрёб пятками песок и остановился на месте своего старта. Орландо сделал несколько шагов вперёд и приготовился защищаться. Никлис не медлил ни секунды, он снова ринулся в атаку и несколько раз ударил Орландо в голову и ногу.

Звон и треск стоял над площадкой. Дина восхищённо смотрела на это месиво. Друзья рубились отчаянно и уверенно, и тем не менее тактика каждого была ясна. Орландо защищался, энергичный Никлис нападал. Но какой бы качественной ни была защита Орландо, Никлис действовал проворней. Он явно превосходил друга по силе. Наконец, две минуты боя истекли. Ферли велел остановиться.

Орландо тяжело дышал, Никлис весь взмок, но губы его были сжаты, и усталости он, похоже, не чувствовал. Ферли и Рувим по очереди объяснили им какие-то тонкости и ошибки. Никлису дали время передохнуть, а Дина должна была биться с Орландо. Она надела шлем. Сражаться в таком шлеме было довольно неудобно, но он блестел в солнечных лучах, и Дина чувствовала себя счастливой и гордой. Она собиралась показать, что она может драться не хуже, чем Орландо.

Ферли дал старт. Это были самые долгие две минуты в жизни Дины. Сражение тянулось просто бесконечно. Прыгая по всей площадке, Дина старательно защищалась и атаковала. Ферли объяснил ей несколько основных приёмов, но здесь Орландо обладал явным преимуществом. Он бил гораздо точнее и чётче, попадал без промахов. Он как следует отбил Дине бедро левой ноги, плохо защищённой щитом и несколько раз попал в голову.

Однако, под конец стало ясно, что он измотан. Он перестал атаковать и лишь вяло отбивался от нападок Дины, что вселило в её сердце надежду, и она собралась с духом. Нападать было гораздо легче, чем защищаться. Конечно, у Дины не получались те восхитительные смачные шлепки, какие ей задавал Орландо, но крепко всадить ему в колено она могла. Наконец, время истекло, и Дина остановилась вся мокрая, запыхавшаяся и разгорячённая боем. Это определённо ей нравилось.

— Как трудно дышать… — вдруг сказал Орландо, нервно развязывая ремешок на шлеме. Ферли помог ему снять шлем.

— Мне кажется, или у тебя синяк на шее? – спросил он встревоженно.

— Нет там никаких синяков… — ответил Орландо испуганно.

— Голова болит, говоришь?

— Да, и шея, — пожаловался Орландо.

— Обязательно померяй температуру, когда домой придёшь. Мне это не нравится, — сказал Ферли.

— Что это может быть? – прошептал Орландо с круглыми от ужаса сиреневыми глазами.

— Синяя лихорадка, но, может быть, это просто синяк. Всё хорошо, можешь отдохнуть, — Ферли ободряюще потрепал его по плечу. – Хорошо работал.

— Спасибо… — выдохнул Орландо и отправился туда, где сидел Никлис.

— Для первого боя просто отлично, Дина, — сказал Ферли. – Ты только щит старайся держать ближе к телу, и бей не в защиту, а в открытые части. Со временем это придёт, ищи дыры в стойках. Они есть везде.

— Ладно, — ответила Дина.

— Стойку делай ниже, — подал голос Рувим. – Видела, как низко Орландо опускается? Так меньше твоего корпуса остаётся доступным для противника.

— Хорошо, я сделаю, — сказала Дина.

Никлис подошёл к ним.

— Ты только не бей меня так, как бил Орландо… — попросила Дина с улыбкой.

Никлис лукаво улыбнулся в ответ и занял свой край площадки. Дина приготовилась сражаться не на жизнь, а на смерть, и была настроена очень воинственно. Едва прозвучал сигнал к началу, Никлис сделал тоже самое, что делал с Орландо. Он бросился вперёд так, как змея бросается на добычу, стремительно и внезапно. Так же стремительно и внезапно, Дина ощутила, как её ноги отрываются от земли, и она, отброшенная мощным ударом щита в щит, падает куда-то вниз.

Через несколько секунд Дина уже выскочила из густых зарослей черничника, изумлённая, но собранная. Никлис снова бросился на неё, но второй раз Дину нельзя было сбить с ног, она приняла удар и оттолкнула Никлиса в ответ. Бой начался по-настоящему. Никлис сражался так, как сражаются все мальчишки: отчаянно, без особой тактики, взахлёб. Его удары сыпались градом, Дину это мгновенно забило. Она замерла, сжавшись в комок и накрыв голову щитом. Никлис выпустил её, отступил на шаг назад, дожидаясь, когда она выпрямится. Едва Дина освободила голову, как он снова обрушил на шлем серию коротких и резких ударов, оглушавших и путавших зрение.

— Дина, не зажимайся! – крикнул Ферли. – Это не поможет! Смотри ему в глаза! Дай сдачи!

— Ник, бей! – заговорил Рувим. – Забивай дальше, не пускай!

Дину разозлили его слова, а фраза Ферли предала мужества. Отчаянно выставив перед собой меч и щит, она ощутила, как удары перестали долетать до её головы. Окрылённая этим, девочка подалась вперёд и оттолкнула Никлиса от края площадки. Она несколько раз попала ему по ногам и по голове. Никлис бил сильно и часто, но попадал далеко не всегда. Однако количество ударов и их сила быстро Дину измотали. Паника захватила её, и она снова сжалась. И кроме передышки ничто не могло заставить её выпрямиться обратно.

Бой был завершён. Никлис пожал подруге руку и ободряюще улыбнулся. Дина ощутила, что, несмотря на оглушающий ураган ударов и боль, он остаётся её другом. Ферли потрепал Дину по плечу и похвалил за великолепную схватку. Никлис получил какие-то замечания от Рувима, а потом их отпустили. Орландо сидел уныло на камне, обняв тощее тело руками и поджав губы, и пристально смотрел на Никлиса.

— Мы к вам? Или сначала пообедаем? – спросил он напряжённо.

— Пойдём сначала к нам. Это не на долго, — сказал Никлис. – Мне достаточно размазать каплю твоей крови по стеклу и посмотреть на неё через сильно увеличивающую лупу. Это не займёт и получаса.

— О-ох, — протянул Орландо.

— Не бойся, — ободрил его Никлис и поглядел на Дину. – А ты больно бьёшь.

— Хм, — отозвалась Дина.

— Идёмте. Есть, ужас как хочется, — заявил Никлис, закинув сумку на плечо.

— Только Орлину с собой возьмём! – взмолился Орландо.

— Да. И сразу к нам, без лишних задержек, — сказал Никлис.

— Ладно, — согласился Орландо.

Они вернулись к Ордену, где подошли к одному из классов, находившихся прямо под лестницей, ведущей наверх по склону.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *